Государственная инвентаризация сельскохозяйственных земель

Продолжение...


Итак, инвентаризация сельскохозяйственных земель России – есть дело государственной важности и национальной безопасности, а значит и наше общее дело!
Однако, легко сказать - да трудно это дело сделать!
А самое главное – как ЭТО сделать?

Как провести масштабную инвентаризацию сельскохозяйственных земель России быстро и сжато по времени, чтобы не потерять за время самой инвентаризации актуальность полученных данных – как уже было многократно?
Как провести инвентаризацию земель, например, Ленинградской области - с максимальной эффективностью и пользой для всех уровней управления?

И чем в этом вопросе может и должна помочь спутниковая геодезия и беспилотная аэрофотосъемка?
Какие геодезические и беспилотные технологии могут принципиально изменить трудоемкую и рутинную процедуру инвентаризации, сделав её менее затратной и более информативной...


Попытаемся ответить на этот вопрос - максимально уйдя от эмоций, хотя сделать это будет достаточно трудно...


Сначала посмотрим статистическую справку - данные по составу и количеству земель, бывшие официальными до недавнего времени.
Это для большего понимания непростой земельной темы, прежде чем рассмотреть конкретные технические предложения и их применимость для целей инвентаризации земель сельскохозяйственного назначения.


Все земли, находящиеся в пределах Российской Федерации, составляют земельный фонд страны.



Это семь категорий земель: земли сельскохозяйственного назначения; земли поселений; земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения; земли особо охраняемых территорий и объектов; земли лесного фонда; земли водного фонда; земли запаса.


Если посмотреть по объему, то земли сельхозназначения составляют всего лишь четверть от всех земель страны, что уже определяет их особую ценность для России.


Непосредственно земли сельскохозяйственного назначения – это земли за чертой поселений, предоставленные для нужд сельского хозяйства или предназначенные для этих целей.

Земли данной категории есть основное средство производства продуктов питания, кормов для скота, сырья, поэтому имеют особый правовой режим и подлежат особой охране, направленной на сохранение их площади, предотвращение развития негативных процессов и повышение плодородия почв.


Вот еще одна наглядная инфографика - каким богатством обладает Россия...



В свою очередь, земли сельхозназначения делятся на сельскохозяйственные и несельскохозяйственные угодья в соответствие с действующими нормами и правилами, принимаемыми на государственном и ведомственном уровнях.


Несельскохозяйственные угодья подразделяются на: земли под водой, включая болота; лесные земли и земли под древесно-кустарниковой растительностью; земли застройки; земли под дорогами; нарушенные земли; прочие земли (овраги, пески, полигоны отходов, свалки, территории консервации).


Сельскохозяйственные угодья включают: пашню - 122.8 млн.га, залежь - 4.9 млн.га, сенокосы - 24.0 млн.га, пастбища - 68.5 млн.га, многолетние насаждения - 1.9 млн.га.

Самая бесценная из них – пашня, которая составляет всего 30% от всех земель сельскохозяйственного назначения.. Именно пашня была и остается кормилицей России!


А вот это границы пахотных земель в России


Очень наглядная картинка для понимания пропорций естественных богатств доставшихся России «несправедливо», включая вечную мерзлоту с болотами и непроходимой тайгой, и потому огромной ценности пахотных земель для обеспечения её продовольственной безопасности.



Пашня – вот самое ценное достояние России, взлелеянное натруженными руками и политое потом многих поколений предков-хлеборобов.


Вот она - пашня России на полотнах русских художников.



Земля - кормилица России …


Драгоценный колосок…


Хлеб – всему голова…

По данным той же официальной статистики...


С начала 1990 года посевные площади в России уменьшились на тридцать три миллиона гектаров. По последним спутниковым мониторинговым данным запустение коснулось уже сорока одного миллиона гектаров. Причем, запустение идет быстрее и интенсивнее, чем это фиксируется в отечественном кадастре.


Опустынивание земель в той или иной мере наблюдается в двадцати семи регионах страны. Деградации подвержена треть почв сельхозугодий России, а площадь заросших территорий около 20 процентов от их общего количества.


В областях Северо-Западного региона - Псковской, Костромской, Вологодской мелколиственное зарастание достигает 40-60% пахотных земель. Однако, не только зарастание съедает пашню — шесть миллионов гектаров уже затянуло топью болот.


Но, кроме зарастания и заболачивания, все четче вырисовывается еще один фактор
- грядущий рукотворно-техногенный и поистине катастрофический Апокалипсис …




Как это видно на схеме, именно на бесценные пахотные земли и ложится современная индустриальная нагрузка...


Такая её концентрация грозит в недалеком будущем России беспрецедентными сложностями в обеспечении продовольствием населения - в условиях нарастающего перетекания населения из деревни в город, начинающегося изменения климата, продолжающегося ухудшения состояния окружающей среды, критического снижения плодородия почв, воздействия трансгенных культур на окружающую среду и здоровье людей.


Наглядный пример Москвы – безобразно распухшего мегаполиса, захлебнувшегося уже в своих отходах и производимом мусоре, пытающейся вытолкнуть его в прилегающие области, отчаянно сопротивляющимся "дарам данайцев".
Огромный мегаполис-субъект федерации не имеющий границ – как разрастающийся грибок, поглощающий и отравляющий прилегающие регионы.


О масштабном опустынивании России и паразитирующей Москве можно прочитать в материале Идеальная пустота - подробнее

Это сказ о проблемах искусственно создаваемых и взращиваемых российских мегаполисах, как насосом втягивающих последнее еще где-то оставшееся сельское население страны.


И вот здесь-то становится очевидной дальновидная стратегия промышленного развития страны во времена Советского Союза - с разнесением центров промышленного производства равномерно по всей территории. Очевидно и то, что только пространственное развитие России позволит удержать её огромную территорию - мегаполисы и конгломерации есть для России пагубный путь!



Говорят, что имеющий глаза - да увидит....


Так и геодезисты, во время полевых геодезических экспедиций и контрольных спутниковых измерений на пунктах государственной геодезической сети в Ленинградской и Псковской областях - увидели своими глазами кричащие проблемы не просто жизни и хозяйствования на Земле, а в большей степени базовые, морально-нравственные проблемы нашего существования на этой Земле и отношения к ней…


Причем эти открывшиеся проблемы настолько удручающие, что здравым умом понять их очень трудно. И традиционным разгильдяйством, и неискоренимым пофигизмом, безуспешно оправдываемыми таинственной русской душой, это также не объясняется ... Увиденное очень походило на какое-то умышленное вредительство, по типу «вредительства» памятного тридцать седьмого года, в которых как и тогда - без НКВД уже не разобраться.


Первая проблема, очевидность которой является уже свершившимся фактом – катастрофическое состояние пахотных земель Ленинградской, Псковской и Новгородской областей, как главной основы земледелия Северо-Западного Нечерноземья, с уже состоявшимся целенаправленным и осознанным уничтожением плодородной пашни. А ведь это очень сложный регион по климатическим условиям - здесь каждый клочок земли всегда давался большим трудом.


Об уничтожении пашни в Ломоносовском районе Ленинградской области в материале Оржицкий мрак - подробнее

Вторая проблема – экологическое состояние земель сельскохозяйственного назначения, их уже состоявшееся загаживание опасными отходами индустриальных производств и бытовым мусором в стокилометровом радиусе вокруг Санкт-Петербурга - результатом бездумного потребления и перевода природных ресурсов в упаковочный хлам. Как и вокруг Москвы создается на глазах мусорный пояс Санкт-Петербурга – второго по величине мегаполиса в России.


О загаживании окружающих сельскохозяйственных территорий в материале Великое псковское свинство - подробнее

Естественным образом возникает вопрос:
Но, если всё это видим мы - геодезисты, неужели этого не видят те - кто по своей должности и статусу должен это не только видеть, но и предотвращать...


Что происходит?
Почему так всё печально и безысходно...


Ведь экономика капитализма – в который мы так резво и радостно рванули, вроде как не должна такого позволять!
У капиталиста ведь всё должно быть строго и на учете …

А оказывается, что на двадцать восьмом году капитализма в России де-факто обнаружились две совершенно некапиталистические дикости:

Первая дикость:
В капиталистической России до сих пор нет единого реестра собственников земли – конечных, т.н. «бенифициаров», которых можно взять за одно место и спросить деньгами за погубленную пашню.
То есть, на глазах у всех идет деградация почвы с потерей плодородия, а спросить не с кого – нет информации, кому принадлежит земля и как она используется.

В это можно здраво поверить?
Разорвали землю на клочки и дольки, растащили и скупили, после чего попрятались…, а государство никого не может найти!
Какой-то совсем уж черный сюрреализм…
С трудом верится в такое "немощное" государство.

Вторая дикость:
В капиталистической России вот уже третий десяток лет нет единого «хозяина» - смотрящего за землей, т.е. единого государственного органа по управлению земельными ресурсами.

В начале девяностых земельными вопросами занималось Министерство по земельным ресурсам, затем был создан специальный государственный комитет. Сейчас качеством сельхозугодий так или иначе занимаются одиннадцать министерств и ведомств.
Например, за кадастровую стоимость земли отвечает Министерство экономического развития, за оперативный учёт Министерство сельского хозяйства, за надзор - Министерство экологии и природопользования…

А вот в это верится легко – чем больше неразберихи, тем больше либерального гешефта!

Но, это же какой-то, мягко говоря - «писец», если это так и всё это правда!?

Получается, что в социалистической России - земля была общей и это было объявлено неправильным и несовременным!
В капиталистической России земля стала ничья и это считается нормальным - воруй её и делай что хочешь?
Это какое-то всеобщее помешательство на почве капиталистических сновидений или это либеральная шизофрения и широкомасштабное вредительство:
чем хуже для России - тем лучше для остальных рыжих и кучерявых!


Для большей ясности посмотрим еще немного статистики – со стороны сельскохозяйственной переписи проведенной Росстатом в 2017 году.


Перепись, если кратко, это проверка соответствия написанного кем-то и когда-то на бумаге - реальной ситуации в жизни.


Именно эта перепись дала неожиданные и потрясающие результаты - потратив на перепись 14 миллиардов рублей, как оказалось - не зря, Росстат не оставил живого места на официальной статистике Росреестра.

Для справки:

Росреестр - это Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии - федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по организации единой системы государственного кадастрового учёта...
(Именно под Росреестром сегодня лежит расплющенная реформированиями геодезия с картографией...)

Росстат - это Федеральная служба государственной статистики - федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по формированию официальной статистической информации о социальном, экономическом, демографическом и экологическом положении страны, а также функции по контролю и надзору в области государственной статистической деятельности на территории Российской Федерации.


Именно Росстат и вывел на чистую воду Росреестр...с его под себя отформатированной геодезией и картографией.
Учет чего-либо на земле невозможен без определения его границ, т.е. координат объекта учета. А это и есть геодезия с картографией - проигнорированные и униженные в государственном масштабе.... Результат ждать себя не заставил!


Цифр ниже будет приведено много, но без них не осознать глубину либерально-капиталистической пропасти - в которой мы все сейчас находимся.

И из которой ведь как-то надо выбираться!



Вот они - обнаруженные Росстатом объекты учета...

На этой картинке в одном месте есть три объекта государственного учета - земля, коровник и живность в количестве двух голов.
Официально по учету их вроде как - нет!
А в реальной жизни они вроде как - есть!?


По итогам переписи 2017 года Российской академией народного хозяйства и государственной службы был проведен экспертный мониторинг, показавший достаточно печальную картину. Ниже о том, как сошлись в одной контрольной точке официальные данные Росреестра и данные переписи Росстата и... разошлись-разбежались эти данные в разные стороны российских пространств.



На момент проведения переписи считалось, что в России имеется 222 млн. гектар сельхозугодий, но перепись Росстата выявила только 142,2 млн. га, то есть 64% всех угодий. Таким образом, огромные площади, которые по данным Росреестра, числятся колосящимися нивами, пастбищами, на самом деле давно заброшены - почти 80 млн.га превратились в пустыри или поглощены лесом.

Вообще не закреплены за сельхозпроизводителями никакими документами - 30 млн. га., хотя в 1990 году такая площадь составляла 8,3 млн. га.
Общая площадь неиспользуемых сельхозугодий составила 97,2 млн. га – это 44% всех сельскохозяйственных угодий страны, хотя официальная оценка Росреестром заброшенных сельхозугодий вдвое меньше – лишь около 40 млн. га.

В ходе переписи не удалось найти собственников и пользователей примерно 50 млн. га, хотя официально эти земли числятся за сельхозпроизводителями. То есть, десятки миллионов гектар некогда плодородной почвы принадлежит неизвестно кому.

Перепись выявила, что фермеры используют 43,3 млн. га земли, а не 28,8 млн, как показывает официальная статистика Росреестра.

За личными подсобными хозяйствами населения, согласно данным Росреестра, закреплено 77,3 млн га земли, а переписчики нашли всего-навсего только 14,3 млн га. Примерно 90% личных подсобных хозяйств не имеют ни свиней, ни коз, ни овец, ни крупного рогатого скота. Тем не менее, такие хозяйства по статистике все равно учитывают, как сельхозпроизводители.

Перепись показала также, что текущая статистика по отдельным видам угодий тоже отличается от реальности.
Так, по данным Росреестра, площадь залежей - пашни, которые много лет не обрабатываются, закрепленная за сельхозпроизводителями, на начало 2017 года составляла 3,6 млн. га, а по данным переписи она в почти 3 раза больше — 10,1 млн. га.
Имеющаяся у сельхозпроизводителей площадь многолетних насаждений по переписи оказалась наоборот в 3 раза меньше, чем показывала текущая статистика, площадь пастбищ — в 2 раза меньше.
Всего не закрепленными за сельхозпроизводителями или попросту ничейными оказались 28,1 млн. га пашни - 29,2% от общего ее количества, 13,7 млн га сенокосов - 57,1% и 41,9 млн га пастбищ - 61,3%.

Ну и, наконец, по численности тех кто трудится на земле:
по данным Росреестра, численность сельскохозяйственных организаций выросла почти на 12 тыс., а по данным переписи наоборот резко сократилась — с 59 тыс. до 36 тыс.



Таким образом, как показала перепись Росстата, адекватная статистика по земельному фонду России просто-напросто отсутствует.

И вот это уже более чем серьезно - это уже настоящий северный "писец".
Реальная и большая проблема... и для власти, и для бизнеса, и для страны в целом.
Ведь копни сегодня переписью любой вопрос учета чего-либо в стране - картина будет аналогичная!

Непонятно, как можно выстраивать стратегию экономического развития, планировать доходы и расходы, собирать налоги,если не владеть достоверной информацией о ресурсах страны, в том числе главном и важнейшем – о земле?
Как можно теоретизировать на тему прорывной экономики, если с учётом элементарных вещей такая ситуация?
За двадцать восемь лет капиталистической российской истории, вернувшей частную собственность на землю, не наведен порядок в учёте этой земли.


Ну, вот собственно и ответ на вопрос, не примерещились ли геодезистам на полевых маршрутах брошенные пашни и заросшие поля бывшей Ингерманладии - ныне Ленинградской области.
А также не приснилась ли им та самая "идеальная пустота" - с исчезнувшими в деревнях Ленинградской области козами, коровами, кошками и собаками.


Не примерещилось и не приснилось!

К сожалению – это реальность новой капиталистической России.
Поэтому, необходимость по-гектарной инвентаризации сельскохозяйственных земель России – дело крайне важное, без которого говорить об экономических прорывах и рисовать проценты ВВП - это как продолжать проповедовать либеральный троцкизм перед молчаливым непониманием одинокой деревенской коровы!



И еще, чисто геодезическое мнение…

Если бы здраво и по уму, то частную собственность на землю надо ограничивать. Иллюзия частной собственности в условиях России за тридцать лет себя достаточно показала. Даром доставшиеся и украденные земли никому не принесли счастья и уже не принесут.

Неиспользуемые и зарастающие земли должны изыматься государством в особый фонд – без всяких ссылок на отсутствие каких-то «реестров собственников». Реестры были не нужны, когда эти земли крали и растаскивали.


Особое мнение по результатам увиденного на просторах Ленинградской области - ни к чему не обязывающее, но побуждающее…


Государственные аграрные хозяйства – вот одно из направлений, способное оживить сельскохозяйственное производство в России и обеспечить занятость пока еще оставшегося сельского населения – не забывшего и не потерявшего навыки работы на земле.
Эта мысль приходит, когда ногами пройдешь пространства и глазами увидишь немочь фермерских хозяйств и их неспособность обеспечить нужный уровень современного сельхозпроизводства. Как бы они не колотились об землю в своем искреннем желании!
Эту задачу могут решить только крупные агпропредприятия, но их без поддержки и участия государства не создать!


По последним впечатлениям из увиденного в Кингисеппском районе – промплощадки для воссоздания государственных агрохозов по типу бывших совхозов фактически сохранились. Сохранилась мощнейшая инфраструктура еще советских времен – подведенные высоковольтные линии с трансформаторными подстанциями, скважины и водонапорные башни, транспортные подъезды, мелиоративные системы и поля – пусть даже и заросшие, даже отдельные бетонные сооружения сохранились….
Расчищать, сносить рухнувшее, ставить по новым технологиям быстросборные, закупать живность. А рядом ещё живы сохранившиеся деревни с населением - рабочие руки пока есть.

Надо будет эту идею попробовать донести до Губернатора Ленинградской области Дрозденко Александра Юрьевича - человека государственного и руководителя думающего, энергичного и активного, который сельское хозяйство и проблемы области знает изнутри как никто другой...
Пусть поднимет эту геодезическую идею по вертикали наверх - может есть в ней сермяжная правда!?




А теперь конкретно по теме:
Чем может помочь в этих вопросах спутниковая геодезия и беспилотная аэрофотосъемка - на примере Ленинградской области?


Для этого, не претендуя на академичность, сформулируем основную цель земельной инвентаризации - как урегулирование земельных отношений в области через вовлечение и возврат сельскохозяйственных земель в оборот.
Иными словами, абсолютно каждый участок земли должен иметь либо собственника, либо арендатора, либо являться землями неразграниченной собственности. Потому что, чем больше сельскохозяйственной земли вовлечено в оборот – тем больше экономическая отдача и результативность агропромышленного производства, тем будет богаче Ленинградская область и Россия в целом.


Что должна дать сама инвентаризация применительно к земле?


Инвентаризация должна дать – четкие границы сельскохозяйственных угодий и их количество в метрических единицах.
Ведь обнаруженные Росстатом незакрепленные и неиспользуемые земли это и есть - отсутствие установленных границ. Нет границ - значит ничье!
А границы есть тогда, когда есть их геодезические координаты - в системе общепринятых координат. В этом случае количественный вопрос, сколько в области какой и где земли есть, решается автоматически – математическим расчетом. Всё вместе это называется простым словом - УЧЁТ.

Как только появится адекватный учет сельскохозяйственной земли, можно реализовывать самые смелые планы и программы развития агропроизводства – урожаем с российских просторов можно весь мир накормить..
Как только появится государственный учет – исчезнет воровство «ничейной» земли предприимчивыми поселениями до мегаполисов включительно….


Но, учет бывает разным…


Есть учёт в большой амбарной книге рукой счетовода - построчно.
Известен учёт в виде карто-схем и таблиц – выполненных умельцами и висевших раньше в райисполкомах на стене, которых вполне хватало для успешного руководства сельским хозяйством района.
Известен учёт в виде сборной информации – загруженной в современную базу данных и успешно устаревающую там по причине труднодоступности и несистемности.

А ещё есть учет в виде цифровой информации – как возможности новейших информационных технологий, быстро и легко поддающейся различной обработке и быстрой доступностью для практического применения. Это та самая ЦИФРА - которая может творить чудеса и которая является информационной основой современной цифровой экономики.…

Вот эта ЦИФРА и есть современный ключ к проблеме учёта земель сельскохозяйственного назначения!

А дает такую ЦИФРУ беспилотная цифровая аэрофотосъемка с высокоточной геодезической привязкой – которая вскрывает с воздуха всю ситуацию на земле.
Ниже - по ссылкам, подробно об этих технологиях:



Всё как на ладони…




Чтобы суть этой идеи стала ещё более понятной…


Посмотрим на процедуру инвентаризации нестандартно, как иногда геодезисты во внештатных ситуациях.
Общеизвестно, что инвентариза́ция — это проверка наличия чего-либо путём сличения фактических данных с данными учёта.
В этой классической формулировке есть два ключевых понятия – это данные фактические и данные учёта.

С данными учета земли, как уже выяснено и показано Росстатом, всё очень плохо и это уже очевидный факт. Контрольная перепись показала, что расхождения между учетными данными на разных уровнях настолько велики, что необходима масштабная инвентаризация страны и государства – для получения более-менее достоверных данных и создания полноценного государственного учета.

С данными фактическими ситуация еще хуже – их попросту физически невозможно получить. Пастбища стали березовыми лесами, многолетние насаждения одичали и стали елками-палками, пашни смешались с залежами и покрылись густым лесом борщевика…
Кто и какими средствами сможет провести опознание 80 миллионов гектар – переставшими быть сельскохозяйственными землями?

И сельскохозяйственные переписи эти фактические данные выявить тоже не в состоянии – это должна быть настолько тотальная перепись, что выделяемые на неё огромные средства должны быть обоснованы очень серьезными аргументами со стороны государства. Ведь перепись — это процедура статистическая, при которой данные формируются путём их сбора специально подготовленными работниками — переписчиками, получающими эти данные на основании опроса.

Таким образом, инвентаризация сельскохозяйственных земель, как классическая процедура сверки данных учета с фактическими данными, практически невыполнима в ситуации отсутствия достоверных данных учета. Что с чем сравнивать и сверять?

Да, можно в очередной раз провести инвентаризацию по существующему учету и получить очередные неполные и малодостоверные данные – загрузив их опять в те же базы и реестры учёта.


В силу вышесказанного имеет место быть - проблема «тотальной учетной неопределенности» в отношении земель не только сельхозназначения.


Это как слад с материальными ценностями, в котором тридцать лет не проводились инвентаризации. Склад - давно ставший проходным двором. Уже никто не знает и не помнит, что в нем было, что брали и что в него клали…
Поэтому, инвентаризации в таких нестандартных ситуациях имеют смысл, если сначала получить фактические данные, то есть данные реальные и от них уже выходить на данные учета.


На практике это выглядит так - всё из склада сначала выносится и пересчитывается, затем заносится на склад с раскладкой по местам учета - как положено. Создается новый учет и начинается новая жизнь…


Вот эта нехитрая схема инвентаризации, на геодезический взгляд и есть единственно верная и правильная - в ситуации тотальной учетной неопределенности. А иначе ситуацию с сельскохозяйственными землями России нельзя характеризовать, которых должно быть – 222 миллиона гектар, а нашли только 142 миллиона. Дебит с кредитом не сходится на 80 миллионов – потеряны 800 000 кв.км плодородной земли. По площади это – Польша, Германия и Англия вместе взятые с их лесами, горами и городами. Поэтому, термин "тотальная учетная неопределенность" в данной ситуации более чем уместен.


Вот и ответ на вопрос вынесенный в начале темы:
Чем может помочь в вопросах инвентаризации сельскохозяйственных земель беспилотная аэрофотосъемка и высокоточная геодезия.


Процедура инвентаризации на основе результатов беспилотной аэрофотосъемки, это инвентаризация – от общего к частному, с визуализацией того что делаем.
Беспилотной аэрофотосъемкой получаем Цифровой ортофотоплан территории – масштабную цветную фотографию территории с разрешением всего 5 сантиметров на пиксель, которая делает работу инвентаризационной комиссии не просто комфортной, а высокопроизводительной и высокоэффективной!

Существующую же в настоящее время процедуру инвентаризаций правильнее называть - от частного к общему.
Это специальная комиссия – руководитель, технические специалисты, представители заинтересованных лиц…
Как правило, три последовательных этапа их неспешной работы - по чисто техническим ограничениям:

1. Подготовительная работа – по сбору информации об участках, владельцах и лицах, фактически осуществляющих эксплуатацию; изучение правоустанавливающих документов; информация о составе угодий, о качественном их состоянии, эффективности использования и так далее и тому подобное.
2. Полевые работы - с выездом членов комиссий на местность, поиск и уточнение границ участков и их местоположения.
3. Камеральные операции - по обработке собранного материала, что удалось найти и собрать; и наконец-то оформлению на его базе землеустроительной документации с отчетными формами.


Применение беспилотной аэрофотосъемки позволяет в выбранное, т.е. удобное по погодным условиям время, выполнить воздушную часть работы с геопривязкой, сделать выгрузку полученных цифровых фотоматериалов в геоинформационную систему – если она есть, или разместив на сервере организовать доступ специалистов - для их одновременной, то есть параллельной работы. Скорость работы инвентаризационной комиссии и достоверность результатов возрастет в разы. Не надо по каждому делу выезжать на место - изначально все работают по ортофотоплану. И только потом уже, для уточнения ситуации или её полной неясности по какому-то участку организуется выезд на конкретное место.

Вот этот подход – от общего к частному, позволяет процедуру инвентаризации вывести на совершенно иной уровень организации. Это пакетное решение сложного для России и Ленинградской области земельного вопроса, позволит также сделать принципиальный рывок во внедрении цифровых технологий – время которых наступило и которое упускать нельзя, по всем остальным направлениям деятельности.

А самое подходящее время для беспилотной аэрофотосъемки сельскохозяйственных угодий - сентябрь-ноябрь и февраль-апрель.
При опавшей или еще отсутствующей листве беспилотной аэрофотосъемкой будет вскрыто абсолютно всё!




В этом случае, цифровая база данных всех сельскохозяйственных гектаров области – как первичный исходный материал, дает возможность не просто инвентаризации земель, а одновременного создания региональной цифровой системы контроля и учета сельскохозяйственных земель.
Всё и всем будет видно - сколько и какие земли используются, где и какие стоят бесхозными, утаивание данных по площадям и урожаю станет просто невозможным.


А еще, такая цифровая база дает возможность начать освоение в Ленинградской области доступного набора технологий умного земледелия – на основе агронавигаторов сельскохозяйственной техники российского производства.



Более подробно об этих технологиях по ссылкам ниже: