Апокалипсис - письмо из будущего



Вернуться в анонс - начало раздела:


Но и это еще - тьфу, не впервой гасить...

ЧП районного масштаба вышло, когда местная Росгвардия, пришедшая на разгон народа и получившая команду включить запотеватели – не стала лупить мирных граждан. Случилось то, что умные люди предрекали уже давно: боец треснул по кумполу тетку, оказавшуюся матерью другого бойца, тот треснул первого, зашла куча-мала промеж самих гвардейцев. И командир вместо того, чтобы навести в рядах порядок и выполнять свой долг по мордам граждан – приказал всем отступать в расположение. И перед строем объявил, что в гробу видал такую службу – избивать людей за то, что жулье на выборах мухлюет, а пьяный скот едросс убил ребенка.
Швырнул рапорт об увольнении по почте в область – и ушел домой пить водку.


И осталось бы 'это местечковым недоразумением – кабы не Интернет!
Хоть из него уже и удалили всех врагов с миллионной аудиторией вроде Навального, сами те миллионы, увы, остались – и, обычно ни в чем не согласные меж собой, тут устроили настоящую цепную реакцию. Давай со страшной силой, хуже всякого коронавируса, размножать инфу из Ельца – и про подлог на выборах, и про пьяного едросса, за которого вступился губернатор, и про саморазгон елецкого ОМОНа.
И еще наши граждане, день и ночь снимающие вся вокруг себя на их смартфоны, выложили такие кадры с мест событий, что хоть самого Путина, а не его портреты, сплошь висящие, вон выноси!

К елецкому видео следом добавились такие же с других мест, что переросло в невиданный всероссийский смартмоб под лозунгом «Уйди-уйди!»
Картина была страшная, и хоть маскировалась под именем невинной детской свистульки, все прекрасно понимали, кому был ее свист.


И тут – первый существенный пролом.
После того, как митинговая волна, поднятая тем смартмобом, закатилась и в облцентр, губернатор и облуправление Росгвардии наложили, говоря грубо, в штаны.
И вместо того, чтобы жестко наказать липецкого горе-командира и вылезший на улицы народ, прикинулись, что ничего не видят и н слышат.
И первый камень из пращи народа, взбешенного и послевыборным ростом цен на все, влетел в окно губернатора.
А по сути – в окно всей российской власти.


В соседней области, сработали, напротив, даже с пересолом - залив кровью мостовые их облцентра...
Но, в масштабах федерации этот хороший пример как-то против плохого не сработал. Даже наоборот.
Невесть какая муха в результате укусила губернатора и главу Росгвардии той области – и они вдруг ударились в бега.
И были схвачены уже полицией Кипра в городе Лимасол при попытке снять деньги с их счетов в «Bank of Cyprus».
При этом люди из той области писали в соцсетях, что то «кровавое воскресенье» было еще самым мелким преступлением тех беглецов, с чего они в сомнительный момент и дали деру.


И... заварилась каша настоящая: ну чисто новый 91-й год...
Когда народ, забыв про всякий масочно-перчаточный режим и запреты собираться больше одного, давай расхаживать по улицам как у себя дома.
Путин, молчавший целую неделю до того, сказал на это крайне непонятное. Мол имеют право в своей стране ходить по улицам, но правовой режим никто не отменял – и скрылся в бункере, вход куда Собянин завалил горой своей сезонной плитки высотой с Мавзолей.
Ну, понятно: человек устал вконец морально и физически!
Шутка ли – последние годы, уже не веря никому вокруг, сам занимался назначением процентов на выборах чуть не всех уровней, выделением бюджетов чуть не всем субъектам и приговорами чуть не всех судов.
Но остальным-то что это за утешение?


И после столь немыслимого бегства лидера, прежде державшего хоть как-то все в узде, во властных коридорах зашла какая-то совсем дурная гонка, кто кого первый арестует.
Народ, утратив всякий страх, словно десятки лет после памятного 91-го и не гнул покорно выю перед господами, входил свободно что в казармы росгвардейцев, что в покои власти и орал:
Даешь новый социализм! Честные выборы из одного! И зарплату как на поганом Западе!


И высшие чиновники, оказавшиеся сплошь порочными (о чем вдруг хлынули тысячи сливов в Интернете; а они-то думали, что все шито-крыто!), еще порочней шли из личной трусости на поводу масс.
То есть какой-нибудь зам губернатора брал десяток росгвардейцев и вместе с толпой народа шел арестовывать вора-губернатора, чтобы занять его злачное место. Или, наоборот, тот раньше успевал надеть наручники на своих замов.
Гражданские руками тех же росгвардейцев, вконец сбитых с толку, но привыкших выполнять властные приказы, хватали полицейских генералов, те – судейских и гражданских.
И даже кто лично ничего не крал (такие чудики хоть крайне редко, но встречались), не ушли о кары – за исполнение чужой преступной воли.
Изоляторы временного содержания превратились в проходной двор: сегодня туда этих затаскивают, тех выпускают; завтра уже те, кого вчера затаскивали, затаскивают тех, кто их затаскивал...


В общем вакханалия полная...
Путин молчит, Интернет строчит, как пулемет, выкашивая не просто высших государственных деятелей, но саму государственность, уже расшатанную в прежние десятилетия этими хреновыми госдеятелями.


И тут наступает вторая часть так называемого Мерлезонского балета, синонимичного убийственной развязке.
Оказывается, в ФСО на всякий пожарный случай был рычаг – вроде красной кнопки под стеклом с надписью «разбить при пожаре», который отключал весь, до последнего порносайта, российский Интернет.
При этом суверенный Чебурнет, который должен был по замыслу заменить тогда вражескую сеть, так впопыхах и не создали. И некий генерал спецслужб, напоминающий героев Салтыкова-Щедрина (а при позднем Путине только таких и брали в генералы), из лучших идиотских побуждений спасения Отечества и опустил этот рычаг, обратного хода не имевший (тоже не удосужились предусмотреть).


И наступил Армагеддон - уже настоящий.
Остановились поезда, подвозившие зарубежную провизию, на которую Россия почти целиком успела пересесть.
Нефтеперерабатывающие заводы не стали поставлять бензин на заправки.
Заглохли банкоматы и кассовые аппараты.
Цена наличных денег сперва страшно подскочила, но потом опять упала, так как купить на них все равно стало нечего.
За пару недель разграбили все магазины в городах – причем не только продуктовые, с которых началось, когда голод пересилил страх, вообще здорово ослабший в людях; ну а потом зачистили уже и промтовары.


Но самым ужасным стало отключение телевизора, который якобы и так никто давно не смотрел.
Еще как смотрели!
И на улицы вывалились толпы людей с пустыми, отрешенными глазами, для которых зомбоящик играл роль анаболика, снотворного, собеседника, советчика и ответчика за все. Их речь была нечленораздельна, напоминая скорей мычание скота с едва узнаваемыми словоформами «Что? Где? Куда?»

Побродив так несколько дней, они, выбитые полностью из их колеи, стали падать замертво и околевать – но так как холода еще не начались, смердели страшно.
Попутно возле домов в городах выросли вавилоны мусора, так как уборка его прекратилась после бегства из России азиатов, чьи легкие оказались физически несовместимы со всей этой страшной вольницей.
Да и бензин для мусоровозов скоро иссяк тоже.
Но было даже непонятно, как могли горожане, давно отвыкшие от всякого производства, производить эти сумасшедшие завалы. Ибо хоть полки магазинов пустовали уж который день, груды отбросов все прибывали – и, казалось даже, превосходили своим объемом общий объем выплевывавших их квартир.
А затем пошли веерные отключения воды и света – и те, у кого были хоть какие-то загородные хибары, на последние литры бензина, путем в один конец, двинули туда.
Поскольку жизнь в городах, требующая более высокой организации, чем сохранилась в послепутинской России, явно поломалась.


Кстати о Путине...
Морально от гашения в России Интернета живо пострадали и самые продвинутые граждане, насмерть прикипевших к этому средству массовой коммуникации (как телезрители к их зомбоящику). Для этих интернетчиков и простое зависание компьютера было кошмаром хуже нашего проигрыша в футбол в четвертьфинале – а тут вовсе кердык!
И мастера, что от столь лютой скуки оказались на все руки, живо придумали замену – гражданский или «бабий» Интернет на базе мобильников, потому что это женщины так наловчились говорить с них, словно чай с блюдца пьют. Технические службы он поддерживать не мог, но всякие соцсети и короткие сообщения вроде «С днюхой тебя, Алла! И мужиков полные трусы!», без чего наш женский пол и часа не протянет – на ура.

Но куда?
На Кипр или в другие западные страны въезд и влет ему были закрыты после самоубийства Навального, который с горя, что о нем все позабыли, как раз под выборы самовакцинировался пронесенным ему кем-то на зону «Новичком».
Тем, что еще в 2020-м сам себя закинул в кому.


Повесили же все на Путина – даже несмотря на его железное алиби: как раз во время самовакцинации Навального он наглядно прогуливался у Кремля по специально для этого поставленной прозрачной пуленепробиваемой галерее.
Но разве наших западных врагов во главе с выжившим из ума Байденом даже таким, нарочито сунутым им в нос аргументом убедишь?
Ну, а в Китай ему тем более было не сунуться: там по такой статье вовсе казнят.
И все наши бывшие друзья по СНГ, а ныне дикари, колесовали б с превеликим удовольствием!..


И вот тогда пошло гулять по бабанету, будто аналитикам удалось вычислить, где скрылся Путин.
Припомнили, как он год из года перечислял без видимых причин миллиарды долларов белорусскому батьке – а целью, значит, был подземный бункер для него под Минском. Огромный и повторяющий точь-в-точь любимый геленджикский дворец, утраченный из-за того же все Навального. Только уже не на горе, а наоборот, и вместо моря под ногой – огромная хоккейная площадка.
Ну, а другим доводом в ту же пользу стала резкая перемена в поведении самого батьки – ставшего в общении со всеми неуемно гордым и заносчивым, словно в своей картофельной стране затралил косяк целый золотых рыбок.
Бросил на полдороге копать свою картоху, гордо закупив ее на всю республику в Египте, не торгуясь. Подписал контракт о завозе к себе завода по отверточной сборке автомобилей класса «люкс» с Mercedes-Benz.
А на вопрос журналистов, откуда деньги, с хитрецой отвечал: «Выиграл». – «Во что?» – «В хоккей!»
И подмигивал сем себе слегка подбитым шайбой глазом...


Ну вот почти и все, что хотелось рассказать предкам про наш апокалипсис освобождения – хотя от чего именно, теперь даже трудно понять.
От проклятия городской цивилизации – это без сомнения.
В нашем дачном поселке, куда и я перевез свою семью, жить можно и надежда выжить пока есть. Печное отопление, что я провидчески не заменил на электрическое, как сделали иные олухи, шпарит будь здоров, дров в лесу – море, слава богу, не в Сибири живем, где китайцы вырубили уже все до дерева.
Питаемся вертолетными макарошками, которые стали нам сбрасывать эти вконец спятившие на их глобализме америкосы.
Ну, так и завоевали б нас, к себе присоединив – но нет, им только б побряцать этой экспансией, подразнить людей...
Ну, а с весны станем сажать картошку, лук, огурцы, кур разведем – семена и яйца тот же выживший из ума Байден посулил, вдруг не обманет?
Жили ж так тысячелетиями наши предки – и ничего, не умерли, то есть умерли, но по-хорошему, без этих выборов, едроссов и запотевших росгвардейцев...


У многих же главная надежда, что какая-нибудь малоземельная страна вроде Швеции или Финляндии, все же нас приберет к своим рукам?
На худой конец Литвы или Эстонии – границы ж нараспашку, милости всех просят!
О Франции или Германии и мечты нет...
Но только почему-то охотников до нашей славной Родины, хоть в ней еще сырья всякого до черта, не видать....


Ну все, кончаю, чтобы батарейку в смартфоне не посадить вконец, а то к нашей ручной динаме, от которой весь в поселок заряжает свои мобильники и автомобильные аккумуляторы, очередь – караул.


И как еще один сказал в той очереди: не бунтовать – издохнуть молча, бунтовать – гроб будет с музыкой.
Ну, и что лучше-то?
Вопрос покамест без ответа...


Отсюда: https://publizist.ru/blogs/6/40062...